ru

Интервью с сооснователем Игорем

В планах продолжать помогать тем, кто пострадал от войны

Чем занимался в России?

В 2021-м году закончил “Политологию” в Вышке. В России с 2019-го участвовал в организации ивентов “Пространства Политика”. Открывал с другими участниками “Пространство” в Тюмени и Нижнем Новгороде. Все 3 года ощущалось постепенное нарастание давления, духота, за которой, правда, еще не проглядывало и тени того ужаса, что наступил в 22-м году.

Когда переехал?

В России после 24 февраля жить не хотелось – и дело не в прямой опасности или личных угрозах, которых в моем случае не было. Не хотелось становиться частью конформного и запуганного общества, где не оставалось бы (как казалось на тот момент) пространства для хоть какого-либо полезного действия. И конечно, доля паники и неизвестности в первые дни войны. На тот момент это казалось слишком важной развилкой, в которой надо быстрее принимать решение.

В реальности полной заморозки не случилось и внутри, однако свой выбор я сделал в первые 10 дней, и уже 10 марта оказался в Тбилиси. И об этом выборе за 13 месяцев не пожалел ни разу: как благодаря поддержке от тех, кому помогаем, так и благодаря нашей команде.

За что отвечаешь в команде?

Уже в первые месяцы работы проекта стало понятно, что одной помощи с лекарствами часто не хватает. Многим пострадавшим от войны требовалась также психологическая помощь, чтобы прийти в себя после пережитых травм.

С сентября я координирую направление личной помощи – наши волонтеры  занимаются сопровождением в клиники, доставкой лекарств, а также консультационной помощью по вопросам цен в клиниках и страховок.

В нашу команду в сентябре вошли волонтеры, прошедшие курс по первой психологической помощи по системе RAPID FPA, проводившийся профессиональным кризисным психологом. Кроме того, у нас работают психологи, готовые оказывать профессиональную помощь гражданам Украины.

Несколько месяцев мы также оказывали помощь с оплатой лечения, однако на продолжение работы по этому направлению, к сожалению, пока не хватает средств.

Что самое сложное в работе?

Будет нечестно сказать, что все это время было легко. Иногда кажется, что не справляешься с ответственностью, которая на тебя ложится – не годишься.

Особенно сложным периодом была осень. Одновременно с мобилизацией произошла  и принудительная «эвакуация» жителей оккупированных территорий Украины. На этот период прихошлись особенно сложные случаи – часто люди теряли свой дом и близких. И несмотря на тяжелейшие потери и стресс, находили силы двигаться вперед.

Так, к нам обращалась женщина, потерявшая родных в аварии в зоне боевых действий  в Луганской области. Несмотря на потерю, она не сдается и держится в, казалось бы, невыносимых обстоятельствах.

В условиях недостатка ресурсов особенно тяжело осознавать, что не всегда возможно оказать помощь. Это – психологически наиболее тяжелый для меня момент работы, с которым невозможно смириться до конца.

Все это время наиболее ценной была и остается поддержка от тех, кому мы помогаем – она дает находить в себе силы, как и постоянная работа наших волонтеров.

Какие планы?

Строго определенные планы на будущее в настоящий момент строить очень тяжело. Есть некоторые желания – например, продолжить изучение политологии и поступить на зарубежные программы, но пока это желания на относительно далекое будущее.

А сейчас – продолжать помогать тем, кто пострадал от войны.

13 апреля 2022

Грузия, Тбилиси, Санкт-Петербургская 7
NNLE Emigration for Action
ID: 404675561
Copyright © 2024, NNLE Emigration for Action, All rights reserved.
Получить помощь:
Контакты
Для сотрудничества
[email protected]
By clicking “Accept All Cookies”, you agree to the storing of cookies on your device to enhance site navigation, analyze site usage, and assist in our marketing efforts. View our Privacy Policy for more information.