ru

История украинки из Мариуполя

«Нас убивали и с земли, и с воздуха, и с моря — со всех сторон»

*по просьбе героини мы не называем ее имя

Мне двадцать шесть лет. Мы с семьей жили в квартире мамы, на Восточном — это такой район в Мариуполе. Когда началась война, дочке было всего девять месяцев, а сыну пять лет.

Нашу квартиру со всем, что в ней было, разбомбили. И сейчас вся память о доме — это то, что я успела собрать за пять минут перед тем, как выбежать: документы, немного вещей, градусник, немного детских лекарств и игрушек и ключи от квартиры, которой уже нет.

Нас убивали и с земли, и с воздуха, и с моря — со всех сторон. Это ужасное чувство, когда ты понимаешь, что от тебя ничего не зависит. Тебя, твоих детей и родителей могут убить в любую минуту ни за что. Просто потому, что кто-то решил забрать нашу землю себе. Я благодарна Богу за то, что мы остались живы.

У нашей семьи убили родственников — просто мирных людей, убили моего бывшего парня, убили подругу моей мамы.

За то время, пока мы укрывались в Мариуполе, мы почти ничего не ели: не было ни воды, ни еды. Не то, что поесть, даже руки помыть, помыться — не было ничего. Растапливали снег для того, чтобы хоть на что-то хватило. Хлеб мы тогда даже не видели.

Потом нам удалось выбраться к моей бабушке, в село недалеко от Мариуполя. Когда мы к ней приехали, то съели все, что у нее было в запасах. Отмывались, стирались, кушали.

Видели бы вы, как мы ели и нюхали хлеб после Мариуполя! Это было что-то необычное. Бабушка была в шоке.

В конце июня мы приехали в Грузию. Первое время государство предоставляло нам бесплатную гостиницу, сейчас мы уже сами снимаем квартиру. Сыну бесплатно предоставили детский сад. Также еще есть выплаты.

Отношение у местных хорошее, помогают во многом.

Было много разных историй. Например, один мужчина купил небулайзер для нашего сына, потому что тот часто болеет и сильно кашляет, а это очень дорого, и у нас просто нет таких денег. Кто-то нам оплачивал еду, когда мы еще жили в гостинице.

Часто таксисты не берут деньги или берут полстоимости. А поскольку у нас маленький ребенок, то приходится пользоваться часто. Тем более сейчас холодно.

Несмотря на такую помощь и отзывчивость людей, нам здесь очень тяжело. Материально, но и конечно морально. После войны я сейчас, как маленький ребенок, — всего боюсь. Несмотря на то, что я сама мама.

Когда летят самолеты или запускают фейерверки, я до сих пор боюсь этого. Первое время даже мужа будила, кричала: «Что-то летит, что-то летит». Еще иногда случаются панические атаки,  поэтому пришлось обратиться к психологу.

Сейчас во многом становится легче, и уже появилось много знакомых, но родных никто не заменит. Дети понемногу уже привыкли, но все равно, конечно, хотят к бабушке, дедушке.

Вы не представляете, как бы я хотела вернуться назад. Но я понимаю, что в текущей ситуации это не вариант. И хотя у нас там много друзей и родители живут, я не представляю, как это возможно.

Мы жили себе спокойно, никого не трогали, планировали, радовались жизни, а в итоге сколько людей убиты. И вообще то, что происходит — кошмар. Это самое ужасное.

Я, можно сказать, пережила это уже второй раз, только более масштабно. Первый раз у нас был 15-й год. Тогда, можно сказать, это была мини-война. Наш район был обстрелян, много было погибших.

Поэтому сейчас больше начинаешь ценить то, что ты имеешь, ценить жизнь, ценить свою семью, ценить то, что у нас есть и уже меньше планируешь на завтра что-то, потому что все может измениться кардинально.

31 января 2023

Грузия, Тбилиси, Санкт-Петербургская 7
NNLE Emigration for Action
ID: 404675561
Copyright © 2024, NNLE Emigration for Action, All rights reserved.
Получить помощь:
Контакты
Для сотрудничества
[email protected]
By clicking “Accept All Cookies”, you agree to the storing of cookies on your device to enhance site navigation, analyze site usage, and assist in our marketing efforts. View our Privacy Policy for more information.